Заявление экспертной группы по цифровым правам и свободам

Группа экспертов по цифровым правам и свободам выражает крайнюю обеспокоенность принятым в первом чтении Мажилисом Парламента РК проектом Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам защиты прав ребенка».

Ряд норм проекта закона под предлогом защиты детей направлен на дальнейшее зарегулирование и ограничение доступа к Интернету. В случае принятия эти нормы затронут интересы пользователей, СМИ и бизнеса, негативно отразятся на свободе Интернета, на праве получать и распространять информацию, на свободе выражения мнений. Предлагаемые изменения, которые вызывают опасения:

a. Требование для иностранных онлайн-платформ и сервисов обмена мгновенными сообщениями, включая Facebook, Google, Telegram, Signal и других, открытия юридических лиц или филиалов (представительств) в Казахстане.

b. Правило, согласно которому руководителями этих филиалов (представительств) не могут быть иностранные граждане или лица без гражданства.

c. Требование, что с момента получения предписания, представления или решения госоргана руководитель филиала (представительства) обязан в течение 24 часов принять меры по удалению противозаконного материала.

Почему мы против этих норм?

  1. Проект Закона не был опубликован в открытых источниках и не было видимых обсуждений с обществом;

  2. Мы все находимся в транзитном периоде из Web 2.0 в Web 3.0. Основное отличие технологий Web 3.0 заключается в том, что они основаны на блокчейн или децентрализованных приложениях. Эти программы с открытым исходным кодом создаются/пользуются силами энтузиастов-любителей, у них нет определенного юридического или физического лица, которое являлось бы владельцем, практически невозможно установить пользователей этих соцсетей. На базе таких программ создаются различные социальные сети и мессенджеры, например Signal, Jabber, Web 3.0 аналоги Facebook, Twitter и Вконтакте, а Telegram Messenger имеет десятки альтернативных мессенджеров от сторонних разработчиков. Кого в этом случае следует признавать “представителем” соцсетей и мессенджеров? Запрет на пользование децентрализованными соцсетями, финансами и другими приложениями приведет лишь к отставанию в развитии инновационных технологий в Казахстане, да и осуществить этот запрет будет весьма затруднительно, если вспомнить попытки российского правительства блокировать Telegram в 2018 году.

  3. Есть риск того, что некоторые Интернет-компании просто не смогут выполнить требование казахстанских властей. Возможно, гиганты вроде Facebook, Google исполнят требования, чтобы остаться на рынке. Но как поступят другие компании, как, например, Telegram, который не исполнил требования российских властей, чтобы защитить приватность своих пользователей, или небольшие компании, которые не имеют возможности открыть филиал в Казахстане в силу непредусмотренных дополнительных расходов? Будут ли их сервисы заблокированы на территории РК? Вопрос остается открытым.

  4. В случае, если некоторые соцсети и мессенджеры не выполнят требование и будут заблокированы в КЗ, это негативно затронет интересы: а) пользователей, у которых в этих сетях находятся рабочие, семейные или иные переписки; б) компаний и СМИ, которые через эти сети взаимодействуют со своей аудиторией; в) бизнеса, который может лишиться развитых рекламных площадок;

  5. Требование государства об удалении противозаконных материалов не является чем-то плохим, так как государство обязано защищать интересы своих граждан, но какие материалы государство признает противозаконными? Понятия в списке запрещенной для детей информации являются обширными, под них можно подвести практически весь Интернет-контент, что подтверждается статистикой: за первую половину 2021 года по этому основанию были ограничены 1 935 Интернет-ресурсов и материалов. Для сравнения, в 2020 году ограничений по этому основанию не было, а в 2019 году было ограничено всего 58 материалов. При этом, государство не несет практически никакой ответственности за ошибочную блокировку сайтов. Решения все так же будут приниматься внутри кабинетов госоргана, а компании будут обязаны исполнить требование в течение 24 часов. Данное обстоятельство может сильнее ограничить права человека, в частности свободу слова, свободу выражения мнений.

  6. Возникает вопрос, для чего МИОР-ом и операторами связи разрабатывались программные обеспечения вроде “безопасного Интернета”. Операторы связи предоставляют услуги, которые “предоставляют клиенту возможность доступа посредством мобильного устройства к безопасному перечню интернет-сайтов, рекомендованных Министерством информатизации и коммуникации РК (прим. ныне МИОР)”. Однако, запущенный проект “Кибернадзор” не функционирует, “белые списки” также, видимо, не были до конца разработаны.

На основании вышеописанного наши рекомендации, следующие:

  1. Конкретизировать список оснований, по которым можно выявить запрещенную информацию, так как в нынешней версии он чрезмерно широко трактуемый.

  2. Не следует под предлогом защиты детей от вредной информации ограничивать Интернет в Казахстане и ограничивать права человека. При ограничении доступа к сайтам ограничивается право на свободный поиск, получение и распространение информации для совершеннолетних пользователей. Ограничение права человека по данному основанию является несоразмерной, непропорциональной мерой.

  3. Развивать и продвигать программные обеспечения типа “безопасный Интернет” для несовершеннолетних лиц. Ранее государством разрабатывались такие ПО, операторы связи в настоящее время оказывают такие услуги.

P.S. Если вам не безразлично будущее Интернета, в котором вы будете жить, вы можете поддержать нас распространением позиции по всем доступным каналам (репосты, рассылки и т.д.).