В чём «эксклюзивность» соглашения Казахстана с Facebook, и как это повлияет на свободу интернета?

1 ноября Министерство информации и общественного развития опубликовало на своем сайте совместное заявление с Facebook, в котором сообщается, что стороны пришли к соглашению о тесном сотрудничестве по вопросам противодействия вредоносному контенту с акцентом на защиту прав детей в интернете.

⛔️ Согласно заявлению, Facebook предоставил казахстанскому госоргану «прямой эксклюзивный» доступ к внутренней «Системе уведомления о контенте», который должен позволить МИОР оперативно сообщать о материалах, содержащих нарушения как глобальной контентной политики Facebook, так и национального законодательства Республики Казахстан.

Тем не менее, не совсем понятно о каком «эксклюзивном» доступе говорит Министерство. Как уже отмечалось ранее, доступ в CRS для Казахстана будет таким же, как и для других стран. МИОР не может удалять контент в Facebook самостоятельно, а лишь может направлять жалобы для оперативного рассмотрения.

🕊 Сегодня мы разберемся, как взаимодействие МИОР и Meta может повлиять на контент и права человека?

Беспорядочные блокировки

В силу того, что наше законодательство содержит в себе весьма неконкретизированные правонарушения как «пропаганда терроризма и экстремизма», «распространение порнографических материалов», «распространение вредной информации для детей» и т.д., то практически любой контент в интернете можно подвести под эти правонарушения. Вспоминаем случаи блокировки сайта брестского завода по производству мороженого в Беларуси из-за порнографии или блокировка игрового сайта PlayGround из-за статьи про DLC Diamond Casino & Resort к игре GTA V по основанию незаконной деятельности интернет-казино. Будет ли Meta рассматривать и принимать положительные решения покажет время.

🧒 Кто отвечает за безопасность детей в сети?

Ограничение контента по основанию «распространение информации, причиняющей вред здоровью и развитию ребёнка» крайне негативно влияет на интернет-пространство в Казахстане. В нашей недавней публикации сообщалось, что данное правонарушение входит в топ-3 популярных причин для ограничения контента в сети. Так, с января по сентябрь 2021 года по данному основанию ограничено 2345 материалов или 19,33% от общего числа всех запрещенных материалов. Учитывая, что в совместном заявлении МИОР и Facebook говорится о тесном сотрудничестве с акцентом на защиту прав детей в интернете, то можно ожидать большое количество ограничений контента в соцсети.

🗣 Что с запрещёнными публикациями и аккаунтами?

В реестре запрещенных сайтов содержатся также публикации в Facebook и Instagram. Помимо ссылок к запрещенной в Казахстане организации «ДВК» и личного аккаунта ее руководителя, в реестре содержатся ссылки на посты отдельных казахстанцев, как, например, публикация воспоминаний о журнале «ADAM» пользователя Ayan Sharipbayev, личный аккаунт жены экс-акима города Алматы Лейлы Храпуновой, инстаграм-блог пользователя @zta_kz, религиозный блог пользователя @islamtoday. Как поступит МИОР в данном случае? Будет ли оно, пользуясь возможностью, направлять запросы в Meta об удалении этих ссылок, и как на это отреагирует Meta?

Учитывая предыдущий пункт, как действия МИОР будут соотноситься с нормами сообщества Facebook, которые устанавливают свободу слова и свободу самовыражения? Facebook сообщает: «Цель Норм сообщества в том, чтобы создать платформу для свободного высказывания мнений. Компания Facebook хочет дать пользователям возможность свободно высказываться о важных для них проблемах, даже если некоторые люди не соглашаются с какими-либо мнениями или считают их спорными».

📄 Подводя итоги

Meta, возможно, и будет ограничивать контент по запросу Казахстана, однако полагаться в основном будет на свои правила и нормы. Возможно, не все запросы Казахстана будут удовлетворяться компанией.